Ciò che pensa la gente

play_circle_filled
pause_circle_filled
Ciò che pensa la gente (fiaba – autore sconosciuto). Читает Walter Donegà.
volume_down
volume_up
volume_off

Lontano dalla gente viveva un padre con un figlio. La loro vita scorreva silenziosa e tranquilla e ciò che pensava l'uno, lo pensava anche l'altro. Ma crescendo il figlio espresse un desiderio. Disse:

"Vorrei vedere il mondo e sentire cosa pensano le altre persone."

"Non desiderare questo", rispose il padre. "Ognuno sostiene una cosa diversa. Qualsiasi cosa tu faccia, non riuscirai mai ad accontentare tutti."

Вдали от людей жили отец с сыном. Жизнь их протекала тихо и спокойно, и что думал один, думал и другой. Но подрос сын, и появилось у него одно желание. Говорит он:

«Хотел бы я увидеть мир и послушать, что думают другие люди».

«Не желай этого, – ответил отец. – Каждый придерживается своего. Что бы ты ни делал, не сумеешь угодить всем».

"Non riesco a crederci", disse il figlio e insistette talmente tanto che il padre si mise in cammino con lui. Affinchè l'asinello non rimanesse solo soletto a casa, lo portarono con sé. E così si incamminarono per il mondo: davanti il padre, affiancato dal figlio, e alla cavezza dietro di loro trottava l'asinello. 

Passò poco tempo ed incontrarono un contadino. Si fermarono e discussero del più e del meno, del tempo e del raccolto. Ad un certo punto il contadino scosse il capo e dichiarò: "Perchè permettete all'asinello di essere inoperoso? Potrebbe portare uno di voi due."

Quindi si accomiatò e si allontanò.

«Не могу я в это поверить, – сказал сын и стал просить отца настолько настойчиво, что тот отправился с ним в путь.
Чтобы их ослик не оставался один-одинёшенек дома, его взяли с собой. И так они отправились по миру: впереди – отец, рядом – сын, а позади себя они вели под узду ослика.

Прошло немного времени, и повстречался им крестьянин. Они остановились, поговорили о том, о сём, о погоде и урожае. Тут крестьянин покачал головой и заявил: «Почему позволяете ослику быть без дела? Он мог бы везти одного из вас».

Затем попрощался и удалился.

"Il contadino ha ragione", esclamò il figlio, "forza padre, monta!"

Il padre montò sull'asino e ripresero il cammino: davanti camminava il figlio, seguito dal padre in groppa all'asinello.

Dopo un po' incrociarono due giovani viandanti. Questi narrarono di Paesi lontani finché uno disse all'altro:

"Come trovi il fatto che l'adulto cavalchi l'asino, mentre il giovincello deve andare a piedi?"

L'altro scosse la testa e insieme si allontanarono. 

"Hanno ragione", gridò il figlio, "scendi padre e fai salire me!"

Davanti cavalcava ora il figlio, mentre il padre lo seguiva correndo.

«Крестьянин прав», – воскликнул сын, – Давай отец, садись!»
Отец сел на ослика, и они продолжили путь: впереди шёл сын, за ним ехал отец верхом на ослике.

Через некоторое время встретились им два молодых путника. Они рассказывали о далёких странах, покуда один из них не сказал другому:

«Что ты думаешь о том, что взрослый едет на ослике, в то время как юноша идёт пешком?»

Второй покачал головой и оба они удалились.

«Они правы, – крикнул сын, – слезай отец и дай сесть мне!»

Впереди теперь ехал сын, а отец бежал за ним следом.

Presto incontrarono un'anziana signora, che aveva raccolto legna nel bosco. Dopo essersi lamentata dei tempi cattivi e della sua schiena ricurva, disse:

"È scandaloso che il padre debba camminare, mentre il bel figlioletto può cavalcare."

Scosse poi la testa e si avviò zoppicando per la sua strada. 

"L'anziana ha ragione", esclamò il figlio con vergogna, "padre, monta insieme a me sull'asino.

Вскоре они повстречали пожилую синьору, которая собирала хворост в лесу. Пожаловавшись на плохие времена и на свою согбенную спину, она сказала:

«Возмутительно это, что отец должен идти, а хорош-сыночек может тут ехать».

Покачала головой и поковыляла своей дорогой.

«Старушка права, – воскликнул сын, устыдившись, – садись отец со мной рядом на ослика».

"Continuarono a cavalcare finché non incrociarono una carrozza con un distinto signore a bordo. Si misero a chiacchierare ed egli raccontò loro del commercio e dei cambiamenti. Infine constatò:

"La buona bestia farà una brutta fine se continuerete ad appesantirla con il vostro carico."

E si allontanò.

"Il signore ha ragione", esclamò il figlio, "dobbiamo risparmiare il nostro asinello e portarlo."

Quindi legarono le zampe anteriori e quelle posteriori dell'asino, infilarono un bastone in mezzo e ognuno issò una fine del bastone su una spalla.

Они продолжали ехать пока не поравнялись с каретой, в которой находился благородный синьор. Между ними завязался разговор и синьор поведал им о торговле и о переменах.
Наконец, он сказал:

«Хорошая скотина может плохо кончить, если вы будете так и дальше нагружать её беспощадно».

И удалился.

«Синьор прав, – воскликнул сын, – мы должны пощадить нашего ослика и понести его».

И тогда они связали передние и задние ноги ослика, посередине продели палку и концы её водрузили себе на плечи.

Dopo aver portato l'asinello per un tratto, raggiunsero un'osteria, davanti alla quale era radunata un'allegra combriccola.

"Guardate quei due stolti", gridò uno di loro, "portano il loro asino invece di cavalcarlo!"

Tutti risero e urlarono.

Un altro schiamazzò:

"Se non lo vogliono cavalcare, perché non lo conducono alla cavezza?"

"L'uomo ha ragione", affermò il figlio, "perché non conduciamo l'asinello alla cavezza?"

Так пронеся ослика некоторое время, они добрались до харчевни у которой собралась весёлая компания.

«Посмотрите на этих глупцов, – крикнул один из собравшихся, - они несут своего осла вместо того, чтобы ехать на нём!»

Все стали смеяться и кричать.

Другой загоготал:

«Если вы не хотите ехать на ослике, почему бы вам не повести его под узду?»

«Этот человек прав, - подтвердил сын, – почему бы нам не повести ослика под узду?»

"Perché in questo modo siamo partiti da casa", disse il padre." Ma per accontentare tutti l'ho cavalcato io, l'hai cavalcato tu, l'abbiamo cavalcato entrambi, l'abbiamo portato e ora dovremmo nuovamente condurlo."

"È forse possibile accontentare qualcuno?" domandò il figlio.

"Nessuno", affermò il padre.

E la sera, quando erano seduti nella loro baracca, lontano dalle persone, erano contenti.

«Именно так мы и начали своё путешествие», – сказал отец. Но чтобы угодить всем и я ехал на ослике и ты на нём ехал и вёз он нас обоих, а сейчас мы снова должны вести его.

«А может и возможно угодить кому-нибудь?», – спросил сын.

«Никому», – ответил отец.

И вечером, когда оба сидели в своей хибаре вдали от людей они были довольны.

Автор сказки неизвестен. Перевод с итальянского Игоря Анатольевича Постольного.

Читайте также

albero
neve